В третьем, окончательном чтении принят закон, который предусматривает возможность установления экспериментальных правовых режимов в сфере цифровых инноваций. 

Изначально предполагалось, что под действие закона подпадут медицинская и фармацевтическая деятельность, транспорт, в том числе беспилотный, электронное обучение и дистанционные образовательные технологии, финансовый рынок, дистанционная торговля, промышленность, строительство, государственные и муниципальные услуги. Но ко второму чтению перечень сфер применения «регуляторных песочниц» решили не ограничивать.

Механизм «регуляторных песочниц» применяется во многих зарубежных странах. Первая «песочница» создана в Великобритании в 2016 году. Позже они были успешно внедрены в США, Австралии, Сингапуре, ОАЭ, Малайзии, Таиланде, Индонезии, Бахрейне, Швейцарии и Канаде. Возможность установления режима «регуляторных песочниц» прорабатывается в Брунее, Китае, Индии, Кении, Мексике, Мозамбике, Нигерии, Пакистане.

15 января 2020 года Президент поручил Правительству совместно с ГД внести в законодательство изменения, предусматривающие применение экспериментальных правовых режимов для разработки и внедрения в России новых технологий. 3 июля он также поручил Правительству совместно с Государственной Думой до 26 июля обеспечить принятие закона об экспериментальных правовых режимах (к этому времени проект уже прошел первое чтение).

Кроме того, Правительство должно до 31 августа утвердить отдельный федеральный проект «Искусственный интеллект» с соответствующим финансированием.

Механизм направлен на отмену актов, устанавливающих обязательные требования к бизнесу и проверяемых уполномоченными органами в рамках контрольных мероприятий, а также формирование новой системы актуальных требований. Ключевой предпосылкой к регуляторной «гильотине» во многом стало большое количество устаревших, противоречивых норм.

Для реализации поставленных целей законопроект устанавливает систему принципов, которым должны отвечать новые обязательные требования, а также порядок их установления и оценки применения.

К принципам относятся:

  • законность – требования могут вводиться с целью защиты охраняемых законом ценностей;
  • обоснованность – необходимо проведение оценки риска причинения вреда (ущерба) охраняемым законом ценностям;
  • правовая определенность и системность — требования не должны противоречить и дублироваться, должны быть ясными и понятными;
  • предсказуемость — для этого устанавливаются сроки вступления в силу актов, предусматривающих введение обязательных требований — либо с 1 марта, либо с 1 сентября;
  • исполнимость обязательных требований – требования должны быть исполнимы, при установлении оцениваются затраты на их исполнение.

«Проект федерального закона фактически меняет подход к формированию обязательных требований, закрепляя обязательную оценку эффективности введенных требований и срочность действия подзаконных актов – не более 6 лет», — прокомментировал статс-секретарь – заместитель Министра экономического развития Алексей Херсонцев.

По итогам доработки ко второму чтению законопроект претерпел ряд изменений, касающихся уточнения понятийного аппарата и сферы применения, принципов установления требований, был уточнен порядок реализации «регуляторной гильотины».

«Ключевой предпосылкой к регуляторной гильотине стало большое количество устаревших, противоречивых и даже абсурдных норм. Новый закон об обязательных требованиях устанавливает систему принципов, которым они должны отвечать, порядок их установления и оценки применения. Именно с него начнется формирование новой системы актуальных требований к бизнесу, и он станет эфективным инструментом для решения задач реформы контрольно-надзорной деятельности», — рассказал Алексей Херсонцев.

Срок вступления в силу закона – 1 ноября 2020 года, срок реализации «регуляторной гильотины» – 1 января 2021 года.

 

Источники: Государственная Дума РФ, Министерство экономического развития РФ