Больше всех налоговыми льготами в России пользуются предприятия химической отрасли, меньше всех — автопром.

Две трети (67%) предприятий несырьевых секторов промышленности получают в России налоговые льготы. Наибольшей господдержкой пользуются компании-экспортеры, следует из поступившего в РБК совместного исследования Deloitte и ЦСР.

В опросе участвовали 108 компаний ключевых отраслей промышленности — металлургии, автопрома, химпрома и производства промышленного оборудования (85% респондентов — российские предприятия). Более 40% компаний имеют объем выручки до 10 млрд руб. Каждая седьмая (15%) — выручку от 50 млрд до 100 млрд руб., пятая часть (21%) — более 100 млрд руб.

У каких отраслей больше льгот

Наиболее распространены налоговые льготы среди предприятий химической промышленности — на 9 п.п. выше среднего показателя по всем отраслям.
Меньше остальных применяют налоговые льготы производители автомобилей. Почти половина (44%) предприятий автопрома ответила, что сейчас не пользуются ими.

Диспропорция объясняется тем, что объемы производства и продаж в химической промышленности часто превышают показатели автопрома, пояснила РБК партнер Deloitte Юлия Орлова. Химпром обладает большей экспортной активностью и налоговой базой и поэтому получает больше выгод от налоговых льгот, пояснила партнер консалтинговой компании «НЭО Центр» Инна Гольфанд. Автопром же характеризуется низкой налоговой базой по многим предприятиям, а из-за существенных субсидий от государства не имел стимулы для получения налоговых льгот.

Какие льготы популярнее остальных

Чаще всего предприятия пользуются льготами в рамках региональных инвестиционных проектов (РИП) — их получают 18% предприятий.
На втором месте — льготы в связи с капитальными вложениями — их применяют 17% промышленников.
Льготы в рамках специальных инвестконтрактов (СПИК) или территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) применяют 11 и 10% компаний соответственно.

Получить «входной билет» в РИП легче благодаря сравнительно прозрачным и удобным для бизнеса условиям, поэтому их широко используют предприятия различных отраслей, рассказала Орлова.

Иностранные компании пользуются налоговыми льготами чаще российских (75 против 65%) и в основном выбирают региональные инвестпроекты — на 16 п.п. чаще, чем отечественные. Иностранные инвесторы, прежде чем начать работу в России, проводят site selection — подробно изучают регионы и ранжируют их по преимуществам для ведения бизнеса, учитывая удобство логистики, близость к сырьевой базе и рынкам сбыта, а также налоговые льготы. «Российские же предприятия чаще привязаны к определенному региону — работают с унаследованными активами или, например, приобретают активы в своем же регионе, поэтому у них гораздо меньше свободы в применении потенциала льгот», — объяснила Орлова.

Налоговые льготы получают преимущественно экспортоориентированные предприятия. Например, льготы в связи с капитальными вложениями применяют лишь 6% ориентированных на внутренний рынок компаний и 20% экспортеров; льготы в рамках СПИК — 6 и 17% соответственно, ТОСЭР — 0 и 9% предприятий.

«Экспорт приносит большие деньги в казну, и поэтому правительство заинтересовано в росте поставок и поощряет производство конкурентоспособной на зарубежном рынке продукции», — отмечает директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики Георгий Остапкович.

Доволен ли бизнес СПИК

Каждый десятый производитель применяет действующий с 2015 года механизм поддержки промышленности — специальные инвестконтракты, показало исследование Deloitte. Больше всего участников СПИК среди предприятий автопрома. Контракты подписали крупные автоконцерны — Volkswagen, Toyota, PSA (Peugeot-Citroen), «GM-АвтоВАЗ», Volvo Trucks и калининградский «Автотор». Кроме налоговых льгот, в списке бонусов — преференции при госзакупках или возможность получить статус единственного поставщика. В обмен на поддержку компании обязуются углубить локализацию технологий и нарастить экспорт.

Однако, как показал опрос Deloitte, некоторые переоценили свои возможности:

Больше половины участников СПИК (58%) указали на существенные сложности при выполнении обязательств по экспорту.
Еще 45% сообщили о трудностях в разработке и локализации технологий.
Треть компаний (33%) рассказали о сложностях при выполнении требований к уровню локализации производства, ведению раздельного учета и обязательств по созданию новых рабочих мест.

Условия СПИК 1.0 компании предлагали сами, и «не было никакого диктата со стороны государства, поэтому сложности участников с выполнением обязательств связаны с тем, что при планировании они могли переоценить рынок», прокомментировала РБК директор Института проблем правового регулирования НИУ ВШЭ Анна Дупан.

СПИК создает преференции, которые помогают безболезненно локализоваться, то есть сложности с локализацией вызваны требованиями законодательства и неготовностью достичь результатов, которые ожидает государство, пояснила эксперт.

Большинство СПИК с 2015 по 2018 годы было заключено с фокусом на импортозамещение и внутренний рынок — создание изначально не было сфокусировано на конкуренции с мировыми лидерами и экспорт, указала Гольфанд. «Наращивать экспорт, особенно несырьевой, является сложной задачей из-за отсутствия зачастую конкурентных преимуществ по сравнении с зарубежными игроками», — отметила Гольфанд.

Разработку и локализацию технологий в России ограничивает отсутствие высококвалифицированных кадров, надежных локальных поставщиков сырья и материалов, отсутствие необходимой инфраструктуры, считает она.

В прошлом году механизм СПИК был изменен: усовершенствованная модель получила название СПИК 2.0. Изменения положительно восприняли 28% компаний, отрицательно — 13%, выяснил Deloitte. «Компании, которые планировали воспользоваться старым инструментом, негативно восприняли перемены. Особенно те, кто уже сделал шаги к участию в СПИК 1.0, и таких было достаточно много: их усилия были практически сведены на нет», — рассказала Дупан.

После периода адаптации СПИК 2.0 должен стать более регулярным и востребованным механизмом, чем первая версия, ожидает эксперт.

Источник: РБК

Фото: ТАСС